Суббота, 17.11.2018, 22:50
Оцените проект
Всего ответов: 50
Главная » Замечательные калининградцы » Наш архив

Панина Зинаида Ивановна
П | 07.05.2008, 12:49
Зинаида Ивановна Панина (Романова) относится к тем легендарным женщинам, которые не только ушли на фронт добровольцами в первые месяцы войны, но и воевали на передовой с оружием в руках. Война стала для девушки не только серьезным испытанием на прочность характера и силу духа, но и яркой страницей молодости, с которой связаны лучшие воспоминания ее жизни – юношеская любовь и верная дружба. Эта маленькая приветливая добрая девушка смогла завоевать авторитет у мужчин, деля наравне с ними тяготы фронтовой жизни. Девушку не только уважали, но и искренне любили за отзывчивость, смелость и женское обаяние.
Родилась Зина Романова 22 сентября 1923 года в деревне Хитрово Долгоруковского района Липецкой области в многодетной семье. Отец рано оставил семью, и матери пришлось одной поднимать детей. Зинаида Ивановна до сих пор помнит голод и нищету, которые сопровождали все ее детство. От нищеты и уехала она в солнечную теплую Ялту к тете, когда ей исполнилось 14 лет. Рано начала работать. Наголодавшись в детстве, Зина решила пойти работать в торговлю: сначала учеником повара, потом официанткой, буфетчицей.
Война застала Зину в Ялте. Санатории превратились в госпитали, в которые стали поступать раненые. Днем Зина работала, потом шла в госпиталь помогать разгружать машины с ранеными, а вечером обучалась на курсах медсестер.
Одной из последних покинула город вместе с отступающими частями. В составе 3-го батальона 514 стрелкового полка 172 стрелковой дивизии Приморской армии участвовала в обороне Севастополя санинструктором. Когда первый раз везли в машине на передовую, на оборонительный рубеж под Севастополем, попали под сильный минометный обстрел немцев. Били точно по машинам. Зинаида Ивановна этот обстрел запомнила на всю жизнь: «В машинах ехали матросы, в форменках и бескозырках, по-видимому, только что снятые с кораблей. Они были с оружием, но без касок и маскхалатов. Они-то и стали живой мишенью для противника. Появились убитые и раненые. Я очень испугалась. Сработал инстинкт самосохранения и я, спрыгнув с машины, куда-то побежала, хотя должна была оказывать медицинскую помощь. Когда я отбежала от машины и легла на землю, рядом со мной оказался раненый матрос, которому нужна была срочная медицинская помощь – у него было осколочное ранение в руку и плечо. Это меня отрезвило. Я сделала ему перевязку поверх одежды, потому что форменку снять не смогла. Это был первый мой раненый. Потом были и другие. Кому могла, оказала помощь. Платье было в грязи и крови».
В первом же бою под Бельбеком , 12 марта 1942 года, Зинаида была ранена. «Мы раненых таскали в дот, где находились связисты. В амбразуру дота попал 32 –мм снаряд. Раздался взрыв. В доте стояли пыль и гарь. Меня обожгло пламенем. Все лицо было в пятнах от мелких ожогов, полученных при разрыве снаряда. Взрывом все были оглушены и выбежали из дота в сторону немцев. А потом меня положили в госпиталь – я почти потеряла зрение и ничего не видела».
После выздоровления вернулась в часть. Месяцы изнурительной окопной войны, без питьевой воды и нормальных бытовых условий, девушка старалась скрасить женской теплотой. Однажды, возвращаясь на передовую из тыла, по пути нарвала букетик полевых цветов и принесла в блиндаж - эти маленькие нежные цветочки напомнили ребятам о домашнем уюте, принесли теплоту в сырой окоп. Второй раз Зина была ранена, когда шли последние бои за Севастополь - осколочное ранение в ногу. После выздоровления осталась работать в госпитале в Геленджике. «Но тот, кто побыл на фронте, не будет работать в госпитале. Я стала проситься на передовую. Меня тянуло туда, где были смерть, кровь, атаки, бессонные ночи в окопах, где постоянно подстерегали опасность. Я скучала по ребятам».
Из экипажа Черноморского флота девушка ушла на береговую батарею, дислоцировавшуюся под Новороссийском, затем Геленджиком, санитаркой. Здесь формировали роту разведчиков, на основе которой позднее - отряд Цезаря Куникова. Зину взяли в разведку автоматчицей, к этому времени у нее было уже звание старший сержант.
Девушка ходила на диверсионные задания с опытными разведчиками в тыл противника, где их постоянно подстерегала опасность. Почему ее брали? Не ныла, могла оказать медицинскую помощь, владела оружием, была очень вынослива. Не всем девушкам доверяли автомат, кроме того, это была довольно-таки тяжелая ноша: нужно было нести два диска с патронами, по 71 патрону в каждом, а также гранаты и вещмешок за спиной. С этим могла справиться только физически крепкая девушка. Именно такой и была Зина Романова, упитанная, крепкого телосложения, хотя и маленького роста. Зина шла наравне со всеми, не жаловалась: боялась, что следующий раз не возьмут.
Когда отбирали добровольцев в отряд легендарного Цезаря Львовича Куникова, который составляли морские пехотинцы, для высадки десанта на Малую Землю, взяли и Зину. Георгий Никитич Холостяков, командир Новороссийской ВМБ, не хотел брать маленького «полуматроса» на такую опасную операцию, но за нее вступился Николай Иванович Старшинов, зам. командира 393- го отдельного батальона морской пехоты, дав ей характеристику опытного смелого бойца, которого разведчики прозвали «чертенком» за ее отчаянный характер. Десант был высажен на южную окраину Новороссийска у Мысхако.
В боях за местечко Станички девушка получила сквозное ранение в живот. « Когда мы высадились и пошли в атаку, рядом со мной пулеметной очередью был сражен боец. Я попыталась оказать ему помощь, приподнялась и тоже была сражена пулеметным огнем. Упала от сильной боли. Меня отвели в блиндаж, где оказали медицинскую помощь, а потом отправили в госпиталь в Геленджик. В госпитале нас посетили Холостяков и новый командир батальона Бондаренко (Куников погиб при высадке). Когда Холостяков узнал, какое у меня ранение, и что высокая температура, приказали немедленно отправить в госпиталь в тыл в Тбилиси, где мне сделали операцию. Так как делали под местным наркозом, я от боли искусала все руки медсестрам, которые меня держали». После третьего ранения Зина опять вернулась в свой родной батальон, с которым воевала до конца войны.
Четвертое ранение девушка получила, когда отряд перебазировался осенью 1944 года в Румынию в порт Констанция. Шли на тральщиках в киверном строю в сопровождении морских охотников. Когда до Констанции оставалось 30 миль, второй тральщик, на котором находились штаб и санитарная часть, был торпедирован немецкой подводной лодкой с расстояния 300 метров. Зина, находившаяся на нем, в это время на шлюпочной палубе подшивала воротничок. Торпеда попала в машинное отделение, и тральщик стал тонуть. Лицо и руки девушки обожгло пламя - ее ударом взрывной волны отбросило на корму, и она стукнулась о корабельную пушку. «Ну, мамочка, больше ты меня не дождешься», - мелькнула мысль. В следующий момент она машинально скинула с руки золотое немецкое кольцо, подарок Володи «ялтинского», оружие и кобуру, и в юбке и сапогах прыгнула в воду. Воздушная воронка сначала засосала ее - она пошла ко дну, но потом вытолкнула на поверхность. Нужно было плыть, а плавать она не умела. Сработал инстинкт самосохранения - очень хотелось жить - и Зина поплыла. Сначала уцепилась за дощечку, и вдруг, о чудо, спасательный розовый жилет, которым пользуются летчики. Зина поняла, что спасена. Спасшихся моряков подобрал сторожевой корабль. Что спасло жизнь девушки? Бог вел ее и ангел- хранитель? Может быть, спасла рукописная молитва, которую она носила в одном из карманов гимнастерки? А может это счастливая судьба? Погибли многие, в том числе пять девушек, которые в это время умывались в машинном отделении.
На войне Зина Романова по-настоящему влюбилась. Это был летчик-истребитель, с которым она познакомилась на аэродроме под Геленджиком, где проходили тренировочные занятия по обучению парашютному делу. Встречались долго. Звали молодого человека Дмитрий Куценко. Молодые люди часто общались в свободное время и хотели пожениться. Митя просил разрешение у командира батальона и получил его. Общение прервалось, когда Зину направили на учебу на курсы медсестер в Омск. На этом настоял молодой человек, который хотел, чтобы девушка получила хотя бы среднее образование. В Москве девушка узнала, что занятия уже идут 3 месяца, побоялась, что не догонит, и решили вернуться назад - лучше на передовой, чем плестись в хвосте на учебе. Зина имела очень слабую начальную школьную подготовку - ей было проще ходить на диверсионные задания, чем сидеть с учебником за столом. Когда вернулась, узнала, что Дмитрий, по всей видимости, погиб. Это был неравный бой 8 немецких «мессеров» с 6 нашими облегченными, небронированными «лагами». Трое наших летчиков не вернулись после этого боя: самолет одного упал в море, второго был подбит и упал на вражескую территорию, а летчик попал в плен к немцам, судьба третьего неизвестна. Среди них был и Дмитрий Куценко. Тяжелый бой наблюдали с земли - в воздухе стоял один мат. Митя дружил с комиссаром батальона, где воевала Зина, Райкуновым, и все знали, что они встречались, поэтому Райкунов и попросил ее отвести документы и личные вещи летчика родителям, которые жили на Северном Кавказе. До сих пор Зинаида Ивановна помнит этот адрес: станция Прохладная, Новоселовский тупик. Зина везла перешитую из его шинели шинель для среднего брата, а перешитую гимнастерку - для младшего. Когда приехала, на стене увидела в рамке свою фотографию. По ней ее и узнали родители. Намерения у Мити видно были самые серьезные, иначе не стал бы он отсылать фото девушки домой. Отец заказал знакомому сапожнику туфельки для девушки, которые сшили за два дня. Эти туфельки девушка потом надевала иногда в части. Родители и Зина не хотели верить в смерть Мити. Может быть поэтому она и мать жениха решили погадать у гадалки и узнать, жив ли он. Гадалка действительно подтвердила, что жив. Верит в это Зинаида Ивановна до сих пор. Когда она говорит об этом, ее глаза загораются надеждой. Дмитрий Куценко, если вы живы, отзовитесь!
Замуж Зине Романовой суждено было выйти все же на войне. Это произошло в Румынии. В батальон пришло пополнение, среди вновь прибывших был и красавец Валентин Панин, по которому тайком вздыхала не одна девушка. Не удивительно, что сердце отважной девушки растаяло. Панин написал рапорт, с просьбой вступить в брак. Резолюцию написал контр-адмирал Холостяков: «Разрешаю вступить в брак. Зарегистрировать отношения по возвращению в Союз». На свадьбе присутствовал весь офицерский состав батальона. Было хорошее сухое вино и пиво, матросы привезли барана.
В счастливом браке Панины прожили 52 года. После окончания войны, которое встретили в Румынии, вернулись вместе с батальоном в Севастополе, где у них родился сын Юрий. Как же их выручила «румынская» корова, которая вместе с батальоном прибыла в голодный Севастополь. Молоко пришлось как нельзя кстати - помогло поднять сына на ноги. С трофеями Паниным повезло: из Румынии они смогли привезти и мебель, которая помогла наладить семейный быт. До ноября 1945 года Зинаида Ивановна продолжала служить, но на дому - шила фуфайки. Ей разрешили из уважения к ее боевым заслугам. Потом семья переехала в Советскую Гавань, затем на Сахалин. Следующим местом службы мужа стала Польша. В Калининград переехали в 1958 году. Здесь Зинаида Ивановна проработала много лет в торговле - в магазине №1 на проспекте Мира кассиром. Свою жизнь она посвятила мужу и детям, вырастив троих замечательных сыновей и дав им высшее образование. Старший сын Юрий стал десантником, средний Олег – летчиком, а младший Игорь – предпринимателем.
Прошло 63 года, как закончилась война, но память этой удивительной женщины бережно хранит воспоминания о том времени. Она стала для нее тяжелым испытанием - постоянно на передовой под огнем – и когда была санинструктором и тащила тяжеленных раненых матросов, и когда ходила в тыл. Откуда у этой маленькой женщины, которую трудно было разглядеть за автоматом, санитарной сумкой и плащ-палаткой, бралось так много сил - и физических, и духовных, чтобы все это выдержать, остается загадкой.
 
                  
Добавил: Masha39 |
Просмотров: 3134
Media Группа "BaltArt" © 2007-2018 Сайт управляется системой uCoz
Жизнь замечательных калининградцев Вход